Каждое государство печется о том, чтобы граждане его имели доступ хотя бы к начальному образованию. Государственные школы — результат этой заботы. Помимо казенного сектора образования существуют частные школы, создаваемые и поддерживаемые на средства частных лиц. Частные школы, не стиснутые рамками бюджетных средств и государственным контролем за их использованием, могут себе позволить экспериментировать, привлекать специалистов, искать новые, нестандартные формы обучения и воспитания. Этим, да еще тем, что выпускники частных школ почти наверняка попадают в университеты, — они и интересны.

В развитых странах никто не оспаривает право родителей учить своего ребенка вне государственного всеобуча, это — норма, закрепленная соответствующими законодательными актами. Впереди всей Европы в этом вопросе оказалась Дания: там еще в 1814 году в конституцию внесли статью о праве родителей учреждать негосударственные школы и учить в них детей.

Частные школы формируют рыночный сектор образовательных услуг, и правила игры здесь — как и в любой отрасли рыночной экономики: если предлагаемое образование пользуется спросом — школа живет, если нет — разоряется. Чтобы выжить, частные школы вынуждены быстро откликаться на все новое, предлагать широкий ассортимент и высокое качество образовательных услуг.

Статистика свидетельствует о том, что частному сектору образования рыночность явно на пользу: спрос на него год от года растет. Вот некоторые цифры: в середине семидесятых в США было 18 тысяч начальных и средних частных школ, а сейчас — более 30 тысяч. В негосударственном секторе учится каждый десятый ребенок страны. В Великобритании за последние 15 лет число учащихся негосударственных школ увеличилось в полтора раза. В Германии и Франции 20 процентов родителей предпочитают частные школы и лицеи. И все эти цифры имеют тенденцию к росту.

В большинстве развитых стран религиозное воспитание ушло в негосударственный сектор образования. Просветительская деятельность церкви — давняя, но не забытая традиция. Сейчас родители, желающие дать своим детям религиозное воспитание и современное образование, легко найдут подходящую конфессиональную школу: в США, например, они составляют 71 процент негосударственного сектора. Велика доля конфессиональных школ в негосударственном секторе образования Италии, Ирландии, Бельгии, Германии, Франции.

Иногда организационной базой частной школы является общая беда. Таковы, например, школы для детей, отстающих в развитии от своих сверстников. В таких школах детей и учат, и лечат.

И, наконец, частные школы для элиты. Демократия — это святое, но потомственных аристократов и наследников нефтяных королей надо ведь где-то учить и воспитывать. Элитные школы успешно справляются с этой задачей уже не одно столетие. Дипломы некоторых из них самоценны, как раритеты, обладать таким дипломом — значит что-то весить. Кроме собственно образования ребенок в элитной частной школе получает как бы пропуск в определенную социальную среду. За этим пропуском и посылает российская (и, конечно, не только российская) элита своих наследников в престижные школы Швейцарии, Великобритании, Австрии, Голландии — туда, где, заплатив пусть и огромные деньги, можно не волноваться: с ребенком будет все в порядке. А, главное, он выйдет из школы с «конвертируемым аттестатом», который можно послать в любой зарубежный университет и ждать ответ дома: примут, не примут. И никаких экзаменов.

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *